БПортСПб415Петербург рискует лишиться в навигацию 2015 года заходов в порт трех иностранных пассажирских судов с 1200 пассажирами. Компания «Интермарин» Игоря Глухова пожаловалась в Минтранс на отказ администрации Большого порта Санкт-Петербург включить в расписание навигации суда компаний из Великобритании и Хорватии, которые обслуживает «Интермарин». Так им навязывают услуги монополиста на этом рынке — круизной фирмы «Инфлот», имеющей родственные связи с начальством Администрации морских портов Балтийского моря.

 

Владелец транспортно-экспедиторской компании ООО «Интермарин сервис» Игорь Глухов написал письмо замминистру транспорта Виктору Олерскому с жалобой на действия администрации Большого порта Санкт-Петербург, которая не стала включать в расписание судозаходов в навигацию 2015 года рейсы великобританской компании Leger Holidays и хорватской Corinthian Cruises, интересы которых в Петербурге представляет «Интермарин сервис».

Генеральным агентом иностранных судовладельцев является эстонская компания Estma Ltd. Она, в свою очередь, в октябре 2014 года наняла «Интермарин сервис» в качестве субагента, который должен в навигацию-2015 заниматься общением в их интересах с петербургскими властями, оплачивать портовые сборы и т. д. Согласно процедуре, такие агенты, которые есть у каждого судовладельца, ежегодно перед навигацией согласовывают планы своих клиентов со службой капитана морского порта «Большой порт Санкт-Петербург», после чего порт утверждает график захода судов.

С конца 2014 года «Интермарин сервис» пытается согласовать с капитаном морского порта Александром Волковым заходы судов английской и хорватской компаний. В заявке «Интермарина» сообщается о просьбе разрешить девять заходов судов «Вояджер», «Минерва» и «Коринсиан» общей вместимостью 1200 пассажиров в период с 31 мая по 30 августа 2015 года. Предполагается, что они будут стоять на причалах на набережной Лейтенанта Шмидта и Английской набережной.

«Несмотря на сложившуюся практику формирования графика пассажирских заходов, служба капитана порта по формальным и надуманным поводам уклоняется от включения наших судов в пассажирское расписание, требуя дополнительных подтверждений от операторов причалов о наличии свободных мест для захода судна», — говорится в письме.

При этом, во-первых, пишет Глухов, согласно приказу Минтранса № 140 (пункты 18-20 и 92) график расстановки и движения судов в морском порту утверждается капитаном морского порта на основе информации, полученной исключительно от агентирующих организаций. Капитан порта может самостоятельно запросить у оператора причала о возможности постановки того или иного судна, если у него есть сомнения в такой возможности вследствие отсутствия свободных мест, пишет он.

А во-вторых, «Интермарин» обращался и в Росморпорт, которому принадлежат причалы набережной Лейтенанта Шмидта и Английской набережной, и в ответ получил письмо, в котором ведомство сообщило, что не занимается такими согласованиями, поскольку передала свои полномочия в этой части компании ООО «Арктур трэвел». «Интермарин» обратился и в эту компанию, но ответа не получил.

По данным ЕГРЮЛ, совладельцем «Арктур трэвела» является Михаил Евстратиков, который совместно с сыном бывшего капитана Большого порта Петра Паринова (а ныне — начальника ФГБУ «Администрация морских портов Балтийского моря») владеет компанией-агентом «Инфлот ворлдвайд рус». Доля фирмы на этом рынке в Петербурге оценивается в 95%. Другими словами, «Арктур трэвел», который должен выдавать разрешение «Интермарину», аффилирован с его конкурентом, имеющим поддержку в портовой администрации. «Инфлот», между тем, не испытывает проблем с согласованием судозаходов своих клиентов.

«Мы хотим подчеркнуть, что сроки предоставления ответа на наши запросы о разрешении оператора терминала на постановку судна могут быть затянуты на неопределенное время, так как... операторы терминалов не имеют обусловленной законом обязанности предоставлять ответ на такой запрос от коммерческой организации... Причины нарушений (службой капитана порта) установленного за много лет порядка нам неизвестны и непонятны», — пишет Глухов.

Он также отметил, что «впервые за все 25 лет, как он работает», капитан порта, по сути, отказался от работы с иностранными компаниями. В денежном эквиваленте потери Петербурга от отмены девяти заходов могут составить 100 – 150 тыс. евро (до 8,5 млн рублей, не считая денег, которые туристы потратят в самом городе), однако наибольшие потери, которые понесет город, носят репутационный характер, считает он.

«Я был директором "Инфлота" около 15 лет и прекрасно знаю, как оформляется допуск судов в порт. Капитан порта не просто должен, это его обязанность — найти место для захода круизного судна. Вместо этого господин Волков с подачи Паринова-старшего делает все, чтобы этого не случилось. Когда я работал в "Инфлоте", у нас были и другие агенты судов, мы к этому абсолютно нормально относились. Хотя монополия "Инфлота" держится с начала 90-х годов», — сказал Глухов.

Как сообщил представитель эстонской компании Estma Ltd (генеральный агент английского и хорватского судовладельцев, нанявший «Интермарин») Сергей Турков, ситуация находится в подвешенном состоянии. «Надеюсь, что со стороны порта ситуация будет адекватно рассмотрена и никто палок в колеса вставлять не будет», — сказал он. Турков также заметил, что в компанию Estma обращались сотрудники «Инфлота» и предлагали нанять их компанию вместо «Интермарина». Игорь же Глухов склонен видеть в этом предложении условие, выполнение которого является единственным основанием для допуска судов в порт.

Игорь Глухов также обратил внимание на еще один момент. По официальной информации Росморпорта, длина принадлежащего ему причала на Английской набережной составляет 144 м, в то время как в расписании судозаходов встречаются примеры, когда там будут швартоваться суда более длинные (например, 16 мая там встанет «Бреамар» длиной 196 м, 1 июня — «А-Роса дива» длиной 181 м). Это, по словам Глухова, означает, что «избыточная» длина этих судов будет занимать иную часть причала, принадлежащую уже не Росморпорту, а Минобороны — там расположена Ленинградская военно-морская база. То есть «Инфлот» не испытывает затруднений не только в получении допуска к пирсам в администрации порта, но в вопросах, где затрагиваются интересы Минобороны, говорит он. В свою очередь, в ЛенВМБ на запрос «Интермарина» не ответили, говорит Глухов.

Глава ФГБУ «Администрация морских портов Балтийского моря» Петр Паринов-старший тоже высказал свою точку зрения. «Существует формат, в котором формируется расписание. Компании-агенты должны определиться, где их клиенты будут швартовать свои суда, и договориться с операторами причалов. Я знаю, что «Интермарин» обращался в Росморпорт, который подтвердил им из девяти только два захода (Глухов эту информацию отрицает.). Компания не получила подтверждения, поэтому судозаходы ее клиентов и не были включены в расписание. Да, я в курсе, что в этой компании о нас не очень красиво отзываются. Но я хотел бы заметить, что у нее нет ни телефонов, ни электронной почты. Мы шлем ей письма по Почте России на адрес, указанный в юридических реквизитах. В прошлую пятницу половина нашей почты вернулась назад. Кроме того, на одном из последних совещаний обсуждались вопросы, связанные с расписанием. Представитель "Интермарина" на него не пришел (по словам Глухова, его не пустила охрана.). Так что, если кто-то из 150 агентов хочет побузить, ну пусть бузит», — сказал Паринов, имея в виду вообще всех агентов, в том числе по обслуживанию грузовых судов.

Начальник морских портов Балтийского моря также прокомментировал обвинение в возможном продвижении интересов компании «Инфлот», в которой работает его сын, на рынке агентских услуг. По его мнению, оно безосновательно. «Да, я действительно стоял у истоков создания "Инфлота", был его учредителем. Мы активно сотрудничали с бывшим губернатором Матвиенко, с бывшим тогда министром транспорта Левитиным. Участвовали в процессе отмены виз на паромах, принимали участие в подготовке строительства порта "Морской фасад" и занимались много чем другим. Но когда я перешел в госструктуры, я передал свои доли сыну, и никогда этого не скрывал. Сейчас ни о каком продвижении речи быть не может», — сказал Паринов.

Отметим, что Игорь Глухов начал испытывать трудности во взаимодействии с портовыми администрациями лишь после того, как в ноябре 2012 года он ушел из компании «Инфлот», где работал совместно с Петром Париновым-младшим, и начал работать самостоятельно. «Мне предложили уволиться или работать вне штата на непонятно какой зарплате, — говорит Глухов. — Это было связано с личностным конфликтом. Мне сложно судить, кто виноват».

Источник в портовом бизнесе более конкретно охарактеризовал нынешнее положение дел. «Паринов-старший после ухода Глухова сказал, что больше не пустит его в порт ни под каким предлогом. Это мы сейчас и наблюдаем», — сказал собеседник.

 

По материалу Фонтанка.ру