О сегодняшнем состоянии рынка речных теплоходных путешествий и перспективах предстоящей круизной навигации наш корреспондент беседует с генеральным директором ОАО «Московское речное пароходство» (МРП) Константином Анисимовым.

 

- Константин Олегович, перед началом беседы расскажите о круизной структуре пароходства, в каком виде она сейчас пребывает?
- В Московском речном пароходстве круизами, как и прежде, занимается наша дочерняя компания «Мостурфлот». Она является собственником пассажирских теплоходов. Основной офис «Мостурфлота» базируется в пароходском здании на Ленинградском шоссе. Есть несколько отделений – на Северном и Южном речных вокзалах, на Белорусской, а прошлой осенью открыт еще и филиал в Санкт-Петербурге. Как операторы, мы организуем круизы на своих речных судах. И одновременно выступаем и как агенты - продаем туры других речных операторов и морские круизы известных компаний.
Россияне и иностранцы
- Какой флот от Московского пароходства выйдет этим летом на речные трассы?
- Всего МРП и «Мостурфлот» владеют 13-ю круизными теплоходами, прежде всего, четырехпалубными и несколькими двух- и трехпалубными. В навигацию нынешнего года на российском рынке будут представлены теплоходы «Крылов», «Г. Пирогов» - проект 305, а также два четырехпалубных судна – «Глеб Кржижановский» и «Николай Карамзин». «Карамзин» впервые будет работать с нашим петербургским филиалом, отправляясь в непродолжительные туры на Валаам, Кижи, в Петрозаводск. На этих рейсах его предполагается задействовать два месяца, а в остальное время он будет находиться в Москве. «Кржижановский», наоборот, в мае-июне станет обслуживать французских туристов, а с июля по сентябрь – российских.
- Чем вызвано, что вы начали ставить комфортабельные лайнеры под российских туристов? Ведь еще совсем недавно наблюдалась обратная тенденция...
- Причина вполне очевидна – многолетняя, достаточно затянувшаяся стагнация въездного туризма. Зарубежный пассажиропоток продолжает сокращаться. И по вполне очевидной причине - постоянное увеличение стоимости российских круизов. Причем, цены растут во всех сегментах – экскурсии, портовые и навигационные сборы, но особенно, конечно же, топливо, которое только за последние два года подорожало почти вдвое. При этом в последнее время довольно активно развивался внутренний рынок. И постепенно нашим туристам становятся нужны все более комфортабельные теплоходы, за них они готовы платить деньги, сопоставимые с теми, что платят иностранцы.
- В своей работе, я так понял, вы теперь делаете определенную ставку и на Питер?
- Все дело в том, что года два там наблюдается явный дефицит круизных судов. Вот мы и отправляем дополнительный лайнер, чтобы помочь наполнить рынок. Причем, что интересно, он заполняется не столько питерскими путешественниками, сколько туристами из других регионов страны, в основном из столицы, которые совмещают свое пребывание в Петербурге с круизной поездкой, к примеру, на Валаам. К тому же, как я уже сказал, в конце прошлого года в здании Представительств Москвы на Казанской улице Санкт-Петербурга мы открыли свой офис. И его, безусловно, надо как-то загружать работой. Что тут хочется отметить, питерская круизная публика отнеслась к нашему приходу вполне благожелательно.
- А в каком состоянии в последнюю навигацию пребывал московский круизный рынок? Что его ожидает, по вашим оценкам, этим летом?
- В Москве круизного флота, как всегда, хватало с избытком. А потому иной раз уходили незаполненными рейсы - трехдневки, что случается крайне редко. Бывало недозагруженным и питерское направление. Конечно же, при недогрузе отдельные туроператоры значительно снижали цены. Но это были, скорее, разовые акции, которые погоды на рынок не делали. Зато сама погода оказала определенное негативное влияние, поскольку лето, если вы помните, выдалось дождливое. Впрочем, не смотря на все это, по моему мнению, прошлогодняя круизная навигация прошла довольно спокойно. Что же касается текущего кризисного года, то как это и не удивительно, продажи сейчас идут ничем не хуже, а в чем-то даже и лучше, чем в прошлом сезоне, а значит, рост рынка речных круизов продолжается и в нынешнее непростое время. И не секрет, что столь завидные показатели обеспечивают, в первую очередь, наши постоянные клиенты. Таких путешественников, которые ежегодно отправляются в круизы на судах Московского пароходства, особенно на теплоходах старых проектов – где-то половина от общего числа туристов. Причем, это люди самых разных возрастов, достатка и социального положения. Для многих из них отдых на теплоходах – сложившаяся семейная традиция, в речные путешествия ездит уже второе, а то и третье поколение. Более того, у каждого нашего теплохода есть свои клубы фанатов, что отражено на сайте «Мостурфлота».
- Какова сейчас ситуация на круизном рынке, ориентированном на зарубежных туристов?
- Перевозками иностранцев у нас традиционно заняты наши теплоходы «Николай Бауман», «Леонид Красин», «Александр Грибоедов», «Василий Суриков», «Илья Репин». Арендуют их разные зарубежные операторы. Сегодня, отмечу, несколько лихорадит американский и испанский туристические рынки, а вот французский рынок чувствует себя вполне уверенно. Мы же стараемся отдавать суда во фрахт не одной фирме, как это было раньше. К тому же к любому монооператору подсаживаем еще и другие зарубежные группки, а при необходимости догружаем лайнер российскими туристами - тем самым как бы перестраховываемся, получая повышенную загрузку, а значит, и максимальную отдачу.
Бизнес речных круизов
- Какова ваша нынешняя политика по реализации круизных туров, в том числе и агентская?
- У «Мостурфлота» насчитывается несколько сотен агентов. И из них лишь несколько десятков приносит примерно 90% всей выручки. Комиссия традиционная – 10 %. Более активно ведется собственная продажа - у пароходства порядка 20 тыс. прямых клиентов, которые на протяжении многих лет пользуются нашими услугами. Где-то 80% круизов мы продаем сами, а остальное реализуем через агентскую сеть. При этом в наших кассах продается примерно 60% собственных туров, а 40% – сторонних операторов.
- Как в настоящее время строятся отношения между участниками речного рынка?
- Участников нашего рынка не так-то много, и потому он несколько закрытый, а между его фигурантами сложились достаточно цивилизованные отношения. В прежние времена пароходства раздавали круизные суда нескольким десяткам фрахтователей, отношения между которыми были весьма сложными. Теперь же все значительно изменилось и во многом упростилось. Так, «Водоходъ» стал единственным круизным представителем в Москве Волжского пароходства, соответственно «Мостурфлот» - Московского пароходства. Кроме того, сегодня на рынке действуют и еще один крупный круизный оператор - «Ортодокс». В то же время, с «Водоходомъ» - основным конкурентом, отношения у нас партнерские, а на уровне руководства, можно сказать, дружеские. Мы ведем сбалансированную политику, у нас примерно одинаковые инвестиции в систему безопасности и сами теплоходы, которые заметно выше, чем у частных операторов, да и налоги нам приходится платить все. Все это и сближает.
- Тем не менее, конкуренцию тоже еще никто не отменял...
- Но это далеко и не самое для нас главное. Гораздо показательней, что за последние десять лет себестоимость судового туродня выросла раз в пять. Мне вообще непонятно, как к нам еще приезжают зарубежные туристы, когда средняя стоимость тура составляет 1,5-2 тыс. евро. Это при условии проживания на наших 2-звездочных не особо-то комфортабельных теплоходах. Ведь за 700 евро можно поехать практически в любую средиземноморскую страну и получить хороший отдых на уровне 4*. Так что российские речные круизы во многом становится теперь не столько бизнесом, сколько социально-ориентированной работой. Конкуренция идет уже не внутри речного рынка, среди круизных операторов. В большей степени приходится конкурировать с другими видами отдыха, в первую очередь, с Египтом, Турцией, а в последнее время и Китаем.
- Пассажирские суда на водных трассах России не становятся новее... Что вы можете сказать о возможности строительства нового круизного флота?
- На сегодня это нереально, потому что рентабельность речных круизных судов крайне низка - они практически не окупаются. Подобная перспектива может стать возможной лишь при поддержке государства и, возможно, западных инвесторов, которые заинтересованы в развитии у нас этого вида бизнеса. Сейчас в центральной части России представлено около 60 наиболее комфортабельных круизных теплоходов, в первую очередь четырехпалубных. И многие из них необходимо модернизировать, что сегодня делают «Викинги»: внутри все ломается и взамен строятся абсолютно новые каюты. Сложнее с возрастными двух-трехпалубными судами, которым уже по 50 и более лет. Еще 10-20 лет они с трудом проплавают, постепенно выходя из эксплуатации. В то же время, четырехпалубные лайнеры на сегодня выработали лишь 15-30 лет службы. И поскольку это совсем не много, то по механизмам и корпусу они находятся в достаточно хорошем состоянии, а вот их каюты морально устарели.
Предстоящая навигация

- И завершающий вопрос: что вы все же ждете от наступающего круизного сезона?

- Навигация нынешнего года наверняка будет очень сложной, что и понятно - мировой финансовый кризис, в России и за рубежом люди будут экономить на отдыхе. Вряд ли поэтому стоит ожидать и прибыль. Но есть надежда, что этот сезон станет переломным. Если вспомнить тяжелейшую навигацию 1999 года, на следующий год после дефолта, то она выдалась как никогда тяжелой, однако после ее завершения рынок начал расти, причем достаточно активно. В тот год, десять лет назад, круизные суда работали полнавигации, а то и того меньше. Сейчас же, надеюсь, такого не произойдет и вообще, все пройдет ощутимо легче.
Беседовал Игорь Горностаев