Свое мнение о громкой трагедии высказали изветсные речные и морские операторы:

 Светлана Гончарова, заместитель генерального директора по туризму компании «Мостурфлот»:

- Давать оценку всему случившемуся под Казанью пока еще рано, поскольку нет официального заключения по этому поводу, и работы по выяснению причин случившегося продолжаются. Хотя уже сейчас можно вполне определенно сказать, что это трагическое происшествие – случай исключительный. Почему так быстро затонула «Булгария», даже специалистам теряются в догадках. Другой вопрос, как вообще могло дойти до этого, думаю, особых сомнений не вызывает. Подобное стало возможным, прежде всего потому, что судно эксплуатировала непрофессиональная организация.
В крупных речных компаниях безопасности судоходства, могу судить об этом по нам, всегда уделялось повышенное внимание. И всегда наши круизные лайнеры проверяли самым доскональным образом. Впрочем, «Мостурфлот», как судовладелец, и сам заинтересован содержать свою собственность в надлежащем виде. Ведь мы работаем на рынке с самого его основания, и собираемся дальше оставаться на нем, делая для этого все от нас зависящее. А потому самостоятельно проверяем и тестируем нашу технику неоднократно, в том числе и по ходу навигации. Что, уверена, и позволяет избежать каких-либо серьезных происшествий. Теплоходы «Мостурфлот», как того и требуют правила судоходства, полностью укомплектованы индивидуальными и групповыми средствами спасения: жилетами, шлюпками, современными плотами, которые периодически обновляются. В компании работает специальная служба по безопасности, регулярно проводится повышение квалификации плавсостава.
Сейчас, после того как затонула «Булгария», ожидают ужесточения действующих на речном флоте правил. Еще более жестких проверок мы не боимся, но думается, что дело не только в них. Очень хочется, чтобы те, кто будет принимать решения, подошли к этому вопросу взвешено и не ограничились лишь изменениями в системе контроля, а сделали бы так, чтобы эксплуатация теплоходов стала прерогативой по-настоящему профессиональных круизных компаний. Ведь от этого зависит не только состояние и состав рынка речных путешествий, но уровень безопасности водного транспорта.
Катастроф на Волге сильно ударила по всему речному круизному бизнесу. Сразу же после происшествия количество звонков к нам в офис сократилось более чем на треть, резко упали и продажи туров. Однако от заранее приобретенных круизов отказались буквально считанные туристы. Да и они, как правило, объясняли это тем, что сами водного путешествия не боятся, но вот родные настояли против их поездки. Усугубило ситуацию и то обстоятельство, что произошло это 10 июля - в самый разгар сезона, когда уровень продаж резко идет вверх. Правда, в начале августа реализация начала восстанавливаться, но опять же далеко не так, как нам бы хотелось. И потому о традиционном круизном пике сегодня говорить просто не приходится. Прежнего либо близкого к нему максимума в нынешнем сезоне вообще вряд ли удастся достичь. Поэтом, наверняка, итоги нынешней навигации окажутся гораздо скромнее, чем год назад.
К тому же, вполне может упасть глубина продаж. Сейчас, в период спада, компании несколько снизили тарифы на свой круизный продукт. И получилось что те пассажиры, кто покупали путевки заранее, заплатили за них несколько больше. А такая ситуация в дальнейшем вполне может спровоцировать потребителей занять выжидательную позицию. Впрочем, на навигацию следующего года я смотрю с оптимизмом, поскольку, уверена, что интерес к речным круизам восстановится до своего прежнего уровня. Если, конечно же, не подкачает погода.

Ольга Килимник, генеральный директор круизной компании «Метрополис Круиз»:
- Речная трагедия, безусловно, не обошла стороной и нашу компанию, представляющую хотя и круизный бизнес, но морской. Дело в том, что очень многие люди не видят принципиальной разницы между морскими и речными путешествиями, водный транспорт для них как бы единое целое. А тут еще и кораблекрушение – случай весьма редкий. Все это не могло не взбудоражить, в том числе и наших клиентов - они звонили, задавали множество вопросов. И наши сотрудники обстоятельно на них отвечали.
У России нет своих круизных судов на море, так что безопасностью мореплавания занимаются зарубежные контролирующие органы. И подходят к этому, отмечу, весьма основательно. Такого, к примеру, чтобы у лайнера не было надлежащего пакета документов, а он сам находился в неисправном состоянии во время круизного плавания, как это произошло на Волге, я, да и остальные мои коллеги вряд ли припомним.
Приходилось слышать нарекания, касающиеся возраста наших речных судов. Но как говорят моряки, у судна нет возраста, а есть судовладелец... Так, за рубежом самый старый речной теплоход был построен еще в 1911 году. И ничего, успешно бороздит водные просторы до сих пор. Правда, за прошедшее время он не раз проходил полную и частичную модернизацию, а потому по уровню оснащенности не уступает гораздо более молодым кораблям. Потому и у инспекторов к нему нет никаких претензий.
Тоже самое справедливо и для морского транспорта. Здесь все подчинено безопасности мореплавания, а потому тщательных проверок на соответствие регламентированным нормам подвергаются все суда, вне зависимости от возраста. Контролируется как наличие необходимых документов, так и спасательные средства, сигнализация, средства связи и все остальное, согласно предписаниям. И если есть хоть малейшие сомнения, то лайнер просто не выпустят в рейс. Мелкие недостатки заставляют устранять по ходу путешествия, и исполнение также оперативно проверяется в первом же порту прибытия.
Естественно, постоянную проверку проходит и лайнер Princess Daphne, фрахтуемый нашей компанией. Отдельно отмечу, что на его борту есть спасательные лодки и катера, количество мест на которых превосходит число пассажиров. Тоже относится и к спасжилетам, в том числе и детским. За каждой группой туристов закреплен отдельный член команды, отвечающий за их эвакуацию. Он же знакомит пассажиров с тем, как надо вести себя в случае опасности. К тому же, раз в 10 дней на нашем судне проводится учебная тревога.
Очень высока ответственность капитана, который свои действия строит исходя, в первую очередь, из соображений безопасности. Первый человек на корабле ни за что не будет рисковать комфортом своих гостей, не говоря уж об их жизнях. Бывало, что именно из-за этого наш капитан отказывался заходить в какой-то намеченный порт, и никакие уговоры с нашей стороны не могли изменить его решения. Так что, подытоживая, хочу сказать: морской круиз – самый безопасный вид транспорта, а значит и отдыха.
Могу еще сообщить, что наши продажи не упали. Лето уже продано. И на осень тоже не плохой спрос, востребована, в частности, романтическая Адриатика, которую мы так усиленно пропагандировали. Активно спрашивают и самый последний в этом сезоне круиз Princess Daphne по Восточному Средиземноморью, приходящийся на конец октября – счастливая возможность, как мы говорим, продлить лето. Причем, реализация более поздних осенних туров идет даже лучше, чем первое сентябрьское путешествие, чего прежде не отмечалось. Ну а в остальном, все проходит по плану. Что вполне закономерно, ведь компания готовила морские походы, исходя из пожеланий своих туристов. А у нас на борту, отмечу, бывает до 80% и больше постоянных клиентов.