Yaht stop m 822Несмотря на обилие в России водных ресурсов, речной туристический яхтинг остается занятием довольно рискованным и практически недоступным для частного бизнеса. Проблемы точно такие же, как и в яхтинге морском: законы отстали от времени на целую эпоху, что просто закрывает возможность работать. Уже вроде бы удалось узаконить сами понятия яхты и яхтинга, вслед за федеральной начали появляться региональные концепции развития, однако этого явно не достаточно.

«Итак, яхтинг подразумевает управление моторным судном, которое имеет парус. У нас очень много любителей, которые получают международные лицензии на управление таким судном, но мы единственная, наверное, страна, где у шкипера действует только внутренняя лицензия. Это двойная бюрократия. Очень важно наконец-то признать международные права», – называет одну из ключевых проблем гендиректор туристической компании «Сладкая жизнь», соруководитель рабочей группы РСТ по яхтингу Ирина Панкова.

Она убеждена, что обычный владелец яхты, вероятнее всего, купит ее за границей и будет ходить по всему миру. В России ему будет не так интересно, но у нас может развиваться именно коммерческое судоходство. Коммерческий круизный яхтинг очень перспективен, но чрезмерно зарегулирован.

Yaht stop 2 822

«Чтобы ввезти в Россию яхту из-за рубежа и поставить ее в коммерческий регистр, нужно оплатить таможенные пошлины и входной НДС, в итоге судно подорожает где-то на 60%. Никто не хочет нести эти расходы, поэтому яхты числятся в частном регистре. Есть определенная производственная база и в России, но яхты негде хранить, марин не хватает. На берегу должны быть нормальный туалет и душевая, комфортные для людей условия. Когда вы в Европе прибываете на берег, вас ждет готовая инфраструктура. У нас в стране цивилизованных марин нет», – продолжает г-жа Панкова.

Основатель яхтенного глэмпинга «Точка Немо» Нина Синицына поясняет, что водный транспорт регулируют две линии власти: Минтранс, который заведует регистрами лодок, и ГИМС – аналог ГИБДД. Любая деятельность по перевозке пассажиров попадает под закон о транспорте.

«Про Минтранс и ГИМС говорят очень много и давно, в России в принципе все уходит в ступор, когда сталкиваются два ведомства. Получить права и поставить лодку в регистр очень сложно. Маломерным судам выполнить эти требования невозможно, поскольку правила прописаны для больших теплоходов, крупных транспортных средств, – комментирует г-жа Синицына. – Какие-то крупные лодки, например, «Метеоры» вы найдете в регистре, а у капитана действительно должны быть права, учиться на которые нужно семь лет, но большая часть маломерного транспорта – это «серый» рынок».

При этом, по мнению экспертов, спрос на краткосрочную аренду лодок в России большой. Интересны любые реки, ограничение существует только по глубинам. Почти по любой реке можно путешествовать, организовывать спортивные мероприятия и вовлекать в них весь водный транспорт и парусный спорт, вот вопрос, опять же, как это сделать законно.

«Я остаюсь членом разных рабочих групп по развитию водного туризма России, но путь от каких-то даже самых простых предложений до их реализации очень долгий. В итоге год назад я просто открыла яхтенный глэмпинг на берегу Волги в Ярославской области под названием «Точка Немо». Оказалось, что проще самой построить что-то на деньги частных инвесторов, чем дожидаться каких-то программ, хотя мы в них, конечно по-прежнему участвуем. Сейчас у нас есть вся необходимая береговая инфраструктура: глэмпинг с душем, туалетом и кондиционером, ресторанчик, свой причал, куда люди начинают заходить на лодках. У нас также есть свой флот из шести парусных лодочек, четырех парусных катамаранов, вёсельные лодки и сап-борды. Люди приезжают, учатся яхтингу», – продолжает Нина Синицына.

Yaht stop 3 822

В «Точку Немо» стремятся в основном семьи с детьми, 80% – москвичи. Спрос большой и был бы еще больше, если бы не блокировка соцсетей и сервисов бронирования. Кроме этого, есть ряд ограничений.

«Я хотела бы обустроить несколько причалов на Волге, но существуют еще и межведомственные коллизии, которые очень мешают развитию. В принципе малый бизнес может и сам строить небольшие причалы в рамках 10-15 млн рублей. Но одного причала недостаточно, нужен глэмпинг или небольшой отельчик, ресторанчик, а для этого нужно еще решить вопрос с землями у воды», – говорит собеседница.

В Ярославской области ей удалось найти частного землевладельца и быстро договориться об аренде, а вот в Московской области открыться не получается уже второй год. «Все, что касается участков у воды, зарегистрировано так, что сами ведомства не понимают, как пустить предпринимателя и разрешить даже банальное благоустройство в виде небольших дорожек у воды, причалов, не говоря уже о кафе на берегу», – поясняет г-жа Синицына.

Еще один важный момент – сезонность. В России яхтенный сезон и без того короткий, а в Ярославской области он вообще начинается лишь 15 июня. «До этой даты запрещено любое движение маломерных судов по Волге, всех штрафуют. Росрыбнадзор считает, что до этого момента в Волге нерестится рыба, и не о каком туризме не может быть и речи. Получается, что из четырёх месяцев сезона мы просто выбрасываем полтора. На заседании профильной рабочей группы я говорила, что решение этого вопроса даже не требует никаких инвестиций. Нужно просто понять, почему в Ярославской области сезон начинается позже и как-то повлиять на это», – продолжает спикер.

Yaht stop 4 822

Муж Нины Сергей Синицын развивает проект Russian Boat Club, своего рода boat-шеринг. Чтобы не покупать лодку, но выходить в плаванье несколько раз в год, можно вступить в клуб и пользоваться флотом этого клуба. Такой формат широко распространен в Европе и США.

«Они хотят открыть 200 баз по России. Сейчас запустили четыре, начинают развиваться, но по сути коллизия между Минтрансом и ГИМСом тоже серьезно ограничивает их в деятельности, в продвижении. Никто не может себе позволить инвестировать большие деньги в серый бизнес. Задача государства – разобраться с этой коллизией и упростить правила. Государство вроде бы ставит перед собой эту задачу, но все движется очень медленно», – констатирует Нина Синицына.

Ирина Панкова согласна, что в вопросе развития яхтенного туризма инициатива должна идти сверху, а не снизу. «За границей мы видим множество причалов и пристаней, развит семейный яхтинг, по рекам ходят бот-хаусы, речные круизные лайнеры. Люди, которым пляжный отдых уже не интересен, ищут экстрима, остроты ощущений, поэтому готовы ходить по рекам, готовы тратить деньги в России. Но пока цивилизованного рынка нет. Надеюсь, рано или поздно нас услышат», – резюмирует спикер.

 

RATA-news