KamaWolga G3 521

Крупнейшая в Перми круизная компания «ВолгаWolga» известна далеко за пределами своего «домашнего» Пермского края. Среди ее клиентов почти половину в настоящее время составляют туристы из близлежащих регионов, а вторую половину - жители Поволжья. Но в последние годы на теплоходы речного оператора прибывает все больше москвичей и жителей северной столицы. Флот компании на сегодня включает три судна: четырехпалубный лайнер «Владимир Маяковский», а также два трехпалубника – «Михаил Кутузов» и «Павел Бажов». Соучредителями «ВолгаWolga» выступают Вадим Яхнин и Леонид Маркин. С ними беседует корреспондент портала «Круиз-Инфо».

Но прежде чем дать слово руководителям компании, несколько слов о ее истории. Формально «ВолгаWolga» была создана в 2003 году. Хотя реально значительное число ее сотрудников, включая и двух владельцев, работают в круизном бизнесе еще с тех времен, когда не было даже самого понятия «круизный бизнес». Что касается совладельцев, то разрабатывать круизную тему они в свое время начинали в пермском Бюро по туризму «Спутник».

В 1991 году было зафрахтовано три теплохода – дизель-электроход «Украина», «Владимир Маяковский» и «Хирург Разумовский». С 1992 года началось обслуживание зарубежных туристов на четырехпалубном «Маяковском», к которому потом добавился аналогичный «Дмитрий Фурманов». Кроме того, два-три судна регулярно возили россиян. Самое большое, «Спутник» до 2003 года управлял флотом из пяти единиц.

В дальнейшем для отдельно образованной компании «ВолгаWolga» в Волжском пароходстве был приобретен трехпалубный теплоход «Михаил Кутузов». Максимально в своей практике она оперировала четырьмя теплоходами: «Михаил Кутузов», «Павел Бажов», «Владимир Маяковский», а также «Капитан Пушкарев», которые она фрахтовала у самарской компании «Академфлот».

 

Прошлый год и его нынешние последствия

KamaWolga 2 521- Давайте начнем разговор с того, как ваша компания пережила прошлогоднюю «ковидную» навигацию?

Л.М. – Самое обидное, что 2020 год продавался поначалу просто великолепно, к примеру, в мае намечалась полная загрузка. Однако май и июнь, по известным причинам, пришлось пропустить. Но на время тогдашней неопределенности мы сохранили экипажи, их костяк. Отдельно скажу, их основная часть – и комсостав, и машинное отделение, работают на реке уже годами и десятилетиями. Для наших камских речников теплоход – это их жизнь. Круизная навигация в Перми началась тогда только 3 июля. Продаж при этом не было уже с середины марта, поэтому в первые рейсы суда выходили с половинной загрузкой.

 

- Какие шаги вы предприняли, когда разразилась пандемия?

В.Я. - Когда мы поняли, что коронавирус не закончится быстро, то объявили: расписание навигации 2021 года будет таким же, как и в 2020 году. Что давало возможность туристам безболезненно перенести приобретенные туры на следующий сезон. Кстати, нашу «зеркальную» тактику повторили и некоторые другие речные операторы. Одновременно мы не рекомендовали клиентам переносить путешествия в тот год до середины июля. Тем самым, компания как бы выставила заградительный барьер, сообщив: если вы хотите вернуть деньги прямо сейчас, то придется вычесть из вашей суммы ФПР – фактически понесенные расходы, а они получались немалые.

 

- Клиенты вас поняли?

Л.М. - Что самое удивительное, ни один из них в прошлом году не предъявил нам ни одной обоснованной претензии по поводу возврата денежных средств. Компания, как видите, обозначила разные варианты выхода из сложившейся ситуации, предоставив своим клиентам право выбора. Поэтому и туристы, и агенты, видя нашу реакцию на происходящее и искреннее желание найти из него выход, постепенно нам поверили. Судите сами, были отменены круизы у более чем 5 тыс. туристов, и по ним сделано всего несколько возвратов, лишь по причине серьезных заболеваний клиентов. Остальные согласились с переносом круизов на 2020-й или 2021 год. Правда, было подано 5 судебных исков, но все они остались неудовлетворенными, поскольку к тому времени уже вышло соответствующее постановление правительства, разрешающее переносы туров на более поздние сроки.

 

- По тому же правительственному постановлению, насколько известно, предусмотрен возврат средств отдельным категориям потребителей.

Л.М. - По обязательствам, которые были к тому времени у компании, мы рассчитались – с теми, кто хотел вернуть деньги, кому 65+, а таких клиентов у нас оказалось 28%. Но осталось еще где-то 50 млн перенесенных денежных средств, что составляет примерно 14% нашего оборота за 2021 год. Что, отмечу, достаточно серьезная финансовая нагрузка. Начать с того, что когда приобретались туры, прежде всего со скидкой за раннее бронирование, тарифы были немного другие, может быть, сейчас не всегда выгодные оператору. Тем не менее, мы очень благодарны нашим клиентам за то, что они перенесли поездки. Вернуть деньги, согласно закону, компания обязана до декабря нынешнего года, что непременно и будет сделано для всех желающих. Но основная часть туристов, все же, отправится в круизы с «ВолгаWolga».

 

- Действительно, операторы сообщают, что интерес к речным путешествиям сегодня значительный. Говорят даже и о том, что появилось много новых клиентов, иной раз больше половины…

В.Я. - Что меня лично очень удивляет. У каждого оператора есть свое клиентское ядро, которое составляет где-то процентов 80 от общего объема. Думаю, если бы реально было так, как рассказывают уважаемые коллеги, то такие крупные судовладельцы, как, к примеру, «ВодоходЪ» или «Донинтурфлот» выставили бы весь свой флот, а не половину, либо незначительную часть.

 

Почему требуется частичное перебазирование

KamaWolga 3 521- Как видит «ВолгаWolga», точнее ее совладельцы, свою дальнейшую круизную перспективу?

В.Я. - Сразу скажу, что потенциал нашего развития сдерживается рядом факторов. И главное – «ВолгаWolga» базируется в Перми, поэтому отправляясь отсюда в дальние рейсы, ее теплоходы должны дважды проходить Каму. В то же время, на нашей родной реке вплоть до территории Татарстана катастрофически мало портов захода. Так, от Перми до Чайковского в среднем 16 часов хода. Далее, в Сарапуле, нет нормального причала, а следующая Елабуга, до которой идти еще столько же. Поэтому, чтобы не терять время и деньги, приходится проходить эти участки максимально быстро и оперативно выходить на Волгу. С другой стороны, хотелось бы показывать туристам нашу красавицу Каму в более спокойном темпе.

 

- Такие вопросы должные решаться, наверное, где-то на уровне субъектов федерации. Интересно, решаются ли?

В.Я. - Насколько я знаю, к 300-летию Перми наши чиновники собираются открыть на Каме в общей сложности 8 причалов. Сейчас, отмечу, в Пермском крае действуют только три причала. Далее, в Удмуртии не раз уверяли, что причал в Сарапуле будет. В результате, поставили некое сооружение длиной 8-10 метров и, наверное, думают, что к нему смогут причалить трех-четырехпалубные суда. Принципиально иную политику проводит Татарстан. Здесь, наверное, осталось привести в порядок лишь причал в Мамадыше на Вятке. Тогда в Татарстане действительно будет 8 пунктов захода, из них три на Каме – Чистополь, Елабуга и Нижнекамск.

Л.М. - За годы нашей круизной работы в Перми сменилось 6 губернаторов, и ни один нового порта-причала на Каме не открыл. В свою очередь, мы регулярно обращались с соответствующими предложениями. Нас слушали, с нами соглашались, но дальше дело не продвигалось. Хотя все вроде бы всё понимают, и министр туризма, и губернатор края…

 

- Какой же выход?

В.Я. - Однозначный: надо менять базирование части флота. И переходить нужно в Казань, поскольку именно отсюда начинается основная масса наших круизов. Таковы планы. А перебазироваться можно двумя путями. Либо начинать и заканчивать сезон в Казани и не идти на Каму. Второй вариант, более приемлемый, держать здесь свой теплоход или два. Однако для этого у нас явно недостаточно флота, поэтому требуется решать и этот вопрос.

 

- Как собираетесь подойти к его реализации?

В.Я. - В свое время нам не продали такие трехдеки, как «Тимирязев» и «Урал», не говоря уже о четырехпалубных теплоходах. Ищем варианты покупки или бербоута. С другой стороны, мы тоже раньше не брали во внимание двухпалубные суда проекта 305. Теперь же я считаю, что на сегодняшний день они всё еще перспективны, поскольку комфортно могут заходить на малые реки. И прежде всего, на Вятку в начале мая, с середины мая и дальше – это река Белая и, естественно, Ока. Да и на Каме можно продлить круизы выше Березников. С другой стороны, у 305-го низкая скорость, поэтому в традиционных круизах, более 3-4 дней, он неконкурентоспособен.

 

- Какой-то более конкретный подход у вас на сегодня имеется?

В.Я. - В планах компании на 2022 год стоит увеличение флота на одну-две единицы. Также рассматриваем возможное перебазирование его части таким образом, чтобы на некоторых теплоходах в Пермь заходить минимально. Сейчас у компании колоссальное количество пермских круизов, из-за чего мы и проигрываем конкурентам. Ситуация изменится, когда «ВолгаWolga» частично перейдет в Казань. В этом городе мы уже открыла свой офис, а в дальнейшем хотим сделать его нашей второй базой.

 

- Соответствующая договоренность с Казанью уже есть?

В.Я. - Собственно, она и не требуется. Ремонтная база и зимний отстой у наших судов все равно будет в Перми. Здесь же формируются и экипажи. Так уже работают некоторые наши коллеги, в частности «Спутник-Гермес». Так что, Пермь останется для нас штаб-квартирой и ремонтной базой.

 

- Относительно судов, которые собираетесь приобрести, можете сейчас что-то сообщить?

В.Я. - Нет, пока еще рано. Но в идеале я бы хотел, чтобы у нас появился один трехпалубный теплоход, желательно с комфортабельными каютами. Также нам интересен, как я уже сказал, 305-й проект, который можно сделать экспедиционным. Отправляться в круизы он станет, кстати, в основном из Казани и Нижнего Новгорода.

 

Проверенная годами схема управления компанией

KamaWolga 4 521- В заключение нашей беседы очень хочется спросить о том, как совладельцы распределяют свои обязанности в совместной круизной деятельности?

Л.М. - Очень просто: все, что касается продвижения, находится в ведении Вадима. Ценообразование, продажи – тоже его. То есть, он зарабатывает деньги. А я их трачу, поскольку занимаюсь подготовкой теплоходов к навигации и их последующим функционированием. Также на мне штаты теплоходов и офисов, весь судовой сервис, бары и рестораны, словом, все, что связано с подготовкой и эксплуатацией.

В.Я. - Не согласен, что Леонид просто «тратит деньги». Он отвечает за важную составляющую бизнеса – обеспечение и сервис. Общение с чиновниками и представителями госслужб – тоже его дело. Ну а я занят уже формированием, продвижением и продажей турпродукта. Вместе же мы занимаемся политикой и финансами компании. И, если говорить о деньгах – делим их пополам, но и убытки, которых, к сожалению, не всегода удавалось избежать – тоже пополам. Но люди мы действительно разные – и в работе, и в жизни.

 

- А как удается, пользуясь терминологией известного деятеля, «поддерживать консенсус»?

Л.М. – Наверное, благодаря именно этому – некой нашей полярности, как педали «газ» и «тормоз» в автомобиле. В то же время, друг друга мы знаем давно, с 1983 года, учились в одной группе на аэрокосмическом факультете Пермского политехнического института. Кстати, у нас и жены тоже из одной группы, но с другой специальности нашего факультета. Мы уже почти 38 лет учимся и работаем вместе, и один этот факт говорит о многом.

 

Подготовил Игорь Горностаев 

KamaWolga 5 521