Kutusov G 921

Капитаном теплохода «Михаил Кутузов» Константин Баклыков стал в 2005 года. С этого же времени он входит и в штат пермской теплоходной компании «ВолгаWolga», которая владеет этим трехпалубным пассажирским судном проекта 588. Всего же на капитанских должностях Константин Чеславович отработал более 20 лет, и более 45 лет – на судах пассажирского речного флота. Мы попросили заслуженного ветерана рассказать о его теплоходе в нынешней навигации, уже приближающейся к своему завершению.

 

Одно пассажирское судно и его капитан

Kutusov 2 921- Костяк экипажа нашего теплохода каждую навигацию сохраняется на 65-70%. Люди на одном месте работают по 5-10 лет. При этом матросы и мотористы – это курсанты речных училищ, они проходят практику. Потом матросы переходят в рулевые, и по окончании училища идут в штурмана и помощники механика. Работа на судне строится вахтами: 4 через 8 часов. В рубке постоянно присутствует рулевой и вахтенный начальник. Также в машинном отделении – старший по вахте, кто-то из помощников старшего механика, и два моториста.

Команда «Кутузова» состоит из 39 человек. Кроме того – работники ресторана, туристического штаба, итого почти 70 человек. Наши штурмана, при этом, люди особо серьезные – закончили речные техникумы, учатся в институтах, почти все женаты. Теплоход, напомню, ходит по всему Центральному бассейну – от Москвы до Астрахани, и от Ростова-на-Дону до Санкт-Петербурга, соответственно и по озерам - Ладожскому и Онежскому.

Немного о себе: моя трудовая биография началась в 1975 году. Окончил речное училище в городе Закамске, был рулевым, матросом, четыре года проработал боцманом. После окончания Пермского речного техникума перепрофилировался в штурмана и судоводителя, прошел по всей служебной лесенке, вплоть до капитанской должности. Параллельно получил профильный диплом Горьковского института инженеров водного транспорта. Работал, в основном, на пассажирском речном флоте. В зимний период на морских судах ходил в загранплавание. Интересно, что свою трудовую деятельность я начинал на пассажирском теплоходе «Вильгельм Пик» - сейчас он называется «Павел Бажов» и входит во флот нашей компании «ВолгаWolga».

 

Идут суда по Волге и по Каме

Kutusov 3 921- Волгари одно время побаивались Камы, а для нас это родная река. Зато потом практически все начала ходить сюда, подниматься до Елабуги и Перми. Сейчас на реке очень хорошая судовая обстановка, все это отмечают. Ориентироваться на маршрутах очень удобно, следуешь будто по линеечке, даже при ограниченной видимости.

А от Перми до Березников идет Камское водохранилище, очень широкое и глубокое, с высокими берегами. Это уже, можно сказать, другая Кама. Получается, что река-то одна, а за счет многочисленных шлюзов она на разных участках разная. И благодаря гидросооружениям, судоводителям очень удобно ходить по этой речной глади. В общем-то, что на Волге, что на Каме речникам сейчас примерно одинаково комфортно работается.

Единственный речной участок в естественных берегах – от Волгограда до Астрахани, и здесь Волга достаточно кована. Много поворотов, сильное течение, регулярно сносятся буи, пески постоянно заносят судовой ход. Приходится следовать то левым берегом, то правым. Дон, протекающий рядом, тоже очень извилистый, сплошные повороты.

Но с устья Камы вверх и вниз по течению Волги идет каскад водохранилищ, за счет чего река достаточно удобна для судоводителей. При этом еще хорошо обставлена плавучая и береговая обстановка. Причем, всё бесперебойно работает и ночью. Было, правда, в недавнее время, когда все мы испытывали немалые сложности с обстановкой. Зажигали ее, скажем так, через раз, количество буев значительно сокращалось, впрочем, и число судов осталось тогда заметно меньше.

 

Походы по малым рекам

Kutusov 3 921- В этом году впервые побывали на одной из малых рек - Вятке. Заход был экспериментальным, проходил в начале навигации по большой воде, как у нас говорят. Но воды было даже слишком много - причал оказался затоплен и стоянки не получилось. Тем не менее, туристы с борта посмотрели эту интересную реку и ее окрестности, дошли до города Мамадыш, где, как раз, и не удалось высадиться.

Могу сказать, что по Вятке идти очень сложно, поскольку практически нет обстановки, и даже когда помогает лоцман, как в нашем случае. В тоже время, по этой реке вовсю ходят грузовые суда, но все они мелкосидящие – их осадка не превышает 1,5 м. К тому же, работают на них местные речники, которые хорошо знают реку. Но и это не всегда помогает.

Так, в этот раз на Вятке мы, к сожалению, «присели на банку», как говорят речники. Не смотря даже на присутствие лоцмана, который и указал неверное направление, на 15-20 метров завернул в сторону. Вытаскивал нас при этом маломощный буксир, к тому же толкал почему-то против, а не по течению, как это принято. Вот и пришлось какое-то время посидеть на песчаной «косичке».

Но в любом случае, это мое мнение, трехпалубные пассажирские суда все-таки великоваты для такой реки, как Вятка. Хотя перед нами по ней прошел четырехпалубный теплоход, успев удачно захватить самую-самую большую воду. А к нашему приходу уровень значительно понизился, хотя прошло всего 3-4 дня.

Тем не менее, «Кутузов», как и другие теплоходы 588 проекта, даже по Оке не может ходить, поскольку там есть настолько крутые повороты, что мы просто не поместимся. Наша осадка 2,55 м, что, конечно же, в данном случае многовато. На Оке можно встретить только небольшие двухпалубные суда, да и им тоже ходить достаточно тяжело.

 

Некоторые сложности на речном пути

Kutusov 5 921- Главной опасностью для судоводителя назову отсутствие судовой обстановки на реке. Плохая видимость, конечно же, тоже ничего хорошего не предвещает, но вот в тумане пассажирские суда стоят: мы возим людей, и нам запрещено движение в условиях ограниченной видимости. Конечно же, из-за простоя ломается расписание, стоянки приходится сокращать, или даже отменять, но иного выхода нет – безопасность превыше всего.

Так же есть сложные для захода судов в порты. Назову Тольятти - каждый судоводитель подтвердит, что подходить к нему очень неудобно, особенно если подует маломальский ветерок. То же самое и в Чайковском. Так что, причаливаем в этих и некоторых других портах управляют капитаны. Кстати, все места, где работать разрешено только под управлением капитана или старшего помощника, оговорены отдельно. К примеру, в Городецких шлюзах. Там даже диспетчеру докладываешь: на вахте, допустим, второй штурман, также в рубке присутствует капитан. И все это фиксируется.

Остается у нас еще и такое явление, как водные хулиганы, мы их называем беспредельщики, которые демонстративно пересекают курс судна в непосредственной близости от него. И даже не думают о том, что, если у них, к примеру, заглохнет мотор, то мы просто не сможем ничего сделать, и раздавим их, как комара на стенке. Бывает также, что в теплоходы кидаются чем-то с мостов. Радует, что это достаточно редкие случаи, хотя, к сожалению, по-прежнему бывают.

И еще одна насущная проблема. В нынешнем году воды на Каме, к сожалению, маловато, поскольку зима выдалась не особенно снежной, водохранилища не заполнились должным образом, и навигационный уровень оказался достаточно низок. На Волге гидрологическая обстановка поначалу была несколько лучше. В частности потому, что из нижних камских водохранилищ скинули воду. Трудности здесь начались ближе к концу лета. Но хорошо, что не в такой степени, как это бывало прежде. А то мы, капитаны, с содроганием вспоминаем 2010 год, когда Волга в районе Городца, по сути, разделилась на две части – как бы на две отдельные реки.

 

Записал Игорь Горностаев